Сила цвета: что такое «цветовая родина», сколько «весит» цвет и зачем хирургам зеленые халаты

Кому как не Юлии Грибер рассказывать о цвете. Юлия — директор проекта ColorLab, единственной в России научно-исследовательской лаборатории, которая изучает коллективные реакции на цвет. Лаборатория цвета была создана в 2015 году в Смоленском государственном университете, а осенью 2019-го состоялся Первый всероссийский конгресс по цвету, в котором приняли участие более 300 человек из двадцати стран мира. Теперь международные конференции проходят ежегодно. Кроме научных исследований, лаборатория занимается социальными проектами — по специальной палитре, разработанной в соответствии с восприятием цветов пожилыми людьми, в Смоленске перекрасили корпус для лежачих больных геронтологического центра «Вишенки».

Юлия рассказала «Тезису», почему важно подвергать сомнению высказывания о цвете и насколько разным может быть восприятие цвета в зависимости от контекста.

  • 24
    Поделились

Юлия Грибер

Юлия Грибер — доктор культурологии, профессор кафедры социологии и философии Смоленского государственного университета, руководитель Лаборатории цвета, президент Российского общества цвета.

 


В разных жизненных ситуациях — выбирая цвет для логотипа, стен в своей квартире или оформления свадьбы — люди часто ориентируются на материалы из интернета на тему «что означают цвета». К таким материалам стоит относиться критически и всегда искать источник. Исследования цвета — активно развивающаяся область, но в ней много так называемой «серой» литературы. Почему «серой»? Она тиражирует стереотипные представления и мифы о цвете — никто уже не помнит, кто первым это придумал, но это кочует из одного научного текста в другой, не говоря уже про информацию на сайтах. Эта информация оторвана от трех очень важных для понимания цветового символизма компонентов: места, времени и контекста.

Есть несколько факторов, которые влияют на восприятие цвета и наши цветовые ассоциации.

ПРИРОДА. Что такое «цветовая родина»

Рождаясь, мы попадаем в окрашенный мир. Цвета в нем заданы геологией, географией и климатом. Даже цвет неба в каждом регионе свой — доказано, что в зависимости от количества примесей в воздухе мы видим цвет неба по-разному. Природа — изначальная система координат, в которую мы попадаем, и дальше под влиянием этой «цветовой родины», или «географии цвета», как говорил известный французский колорист Жан-Филипп Ланкло, начинаем строить свои суждения о цвете.

Исторически архитектура и колористика города вырастали как будто из земли — из естественных для данной местности оттенков. Если взять регионы, где добываются пигменты, например, город Руссильон в Провансе, где находятся месторождения охры, то основным цветом будет оранжево-красный — цвет охры. Греческие острова совершенно белые — греки возводят постройки из шлама, который лежит прямо под ногами.

Греческий остров Миконос. Фото: Мстислав Чернов

Доступные материалы — основа, на которую человек наносит дополнительные цветные элементы, чтобы украсить. Мы привыкли украшать, используя принцип противопоставления: добавлять цветовые доминанты, вкрапления, фрагменты, контрастные фону. Например, в русской избе это контрасты по отношению к дереву. Детали дома, особенно его символические «границы» — двери, окна, фундамент, крыша, — традиционно выполняли защитную функцию и окрашивались в цвета, которые, по мнению людей, оберегали от злых сил. Наиболее действенными считались белый, синий и красный, значение которых до сих пор сохранилось в обыденной цветовой культуре. На островах Эгейского моря дверные проемы и оконные рамы красят в ярко-голубой для магической защиты дома от зла. Этот обычай известен и в исламских странах, например, в Иране, где для этих целей используется оттенок, более близкий к зеленому.

География отражается и на традиционной одежде. Северные народы в своих одеждах более спокойные, сдержанные, потому что у них такая колористика. Жители тропических регионов, которые каждый день видят в окружающей их природе буйство красок, выбирают совершенно другие расцветки тканей. Они не понимают наших сдержанных оттенков.

Под воздействием ультрафиолета хрусталик становится более желтым, и люди не так хорошо различают синие оттенки, как северные народы

Есть теория, согласно которой близость к экватору и количество солнечного света влияют на восприятие цвета. Так же, как от света защищается кожа и становится более темной, защищается и хрусталик глаза. Если анализировать языки народов, которые живут близко к экватору, то оказывается, что у них часто отсутствуют цветонаименования для обозначения синих и голубых оттенков — из коротковолновой части спектра. Возможно, под воздействием ультрафиолета хрусталик становится более желтым, и люди не так хорошо различают синие оттенки, как северные народы.

Совместно с лозаннским университетом, в составе большой кросс-культурной группы, мы изучили эмоциональные реакции людей на цвет. Мы проанализировали тридцать разных стран. Взяли «Женевское колесо эмоций», где с одной стороны были положительные эмоции, например, любовь, счастье, умиротворенность, а с другой — отрицательные, ненависть, грусть, страх. И попросили людей сопоставить цвета с определенными эмоциями. Участники эксперимента могли выбрать их интенсивность или указать, что цвет не вызывает у них никакой эмоции. Когда мы обработали данные, получились интересные результаты в отношении желтого. Традиционно желтый ассоциируется с радостью, можно сказать, эта ассоциация универсальная, но в некоторых культурах она ослабевает. Мы проверяли разные гипотезы, с чем это может быть связано, и в итоге оказалось, что желтый цвет не вызывает у человека большой радости, если в регионе много солнца и выпадает мало осадков. Северные народы, в частности, финны радуются желтому больше всего.


Так как мы нашли много уникальных реакций, один специалист в нашем коллективе решил «натренировать» искусственный интеллект определять национальность человека по его ответам. Гипотеза заключалась в том, что если реакции на цвет различаются в разных культурах, то машине должно хватить данных: у нас было больше 4500 респондентов.
Выяснилось, что ИИ успешно отличает культуры, которые расположены далеко друг от друга, — например, азербайджанцев от голландцев или африканцев. Но машина совершенно запуталась, когда ей дали данные европейцев. Основной вывод в том, что если культуры взаимодействуют, то у них так сильно переплетаются цветовые символы, что машина не может определить национальность, а значит, и человек не сможет. Эмоциональные реакции оказываются практически одинаковыми, если люди говорят на родственных языках — как швейцарцы, французы и итальянцы, представители стран, у которых общие границы.


ЯЗЫК. Почему в некоторых культурах только четыре цвета

Язык — своего рода сетка, через которую мы смотрим на мир. Она показывает нам, на какие фрагменты делится мир. Если мы представим себе цветовой спектр, то не найдем в нем подсказок, как расставлять границы между цветами. И каждый язык устанавливает эти границы по-своему. Внутри спектра выделяются цветовые категории, этим категориям присваиваются имена, и за ними закрепляются определенные ассоциативные значения. Если нет какой-то категории, то нет и связанной с ней символики. Мы легче и быстрее различаем цвета, для которых в языке существуют имена. Это доказано экспериментами с носителями разных языков. Например, в языке народа химба в Намибии нет отдельных терминов для обозначения синего и зеленого, как в русском или английском, и люди, которые говорят на этом языке, не проводят границу между синим и зеленым — в их цветовой картине это один цвет. Зато они гораздо быстрее находят едва отличающийся от других ярко-зеленый оттенок, потому что для него есть отдельное цветонаименование.

Народ химба, Намибия

У носителей русского языка есть похожее преимущество в восприятии синих оттенков, поскольку, в отличие от многих европейских языков, у нас «два синих» — синий и голубой. У англичан, немцев, французов голубой считается всего лишь оттенком синего, таким же второстепенным, как, например, светло-зеленый по отношению к зеленому. И эксперименты показывают, что они хуже ориентируется в этих оттенках. Если попросить русского и англичанина разделить оттенки на две группы, синие и светло-синие (голубые), русский человек справится с задачей моментально, а англичанин будет дольше думать, больше сомневаться. Мы планируем эксперимент с Эдинбургским университетом в Шотландии, в котором хотим проверить, одинаковые ли зоны мозга активируются, когда русский человек думает о голубом, а англичанин о светло-синем.

Все языки эволюционировали, наращивая названия цветов в одной и той же последовательности

На текущий момент в мире около 7000 языков. И удивительным образом, все они эволюционировали одинаково с точки зрения развития системы цветонаименований. Американские антропологи Брент Берлин и Пол Кей в 60-х годах занимались исследованиями в разных концах мира. Один изучал народы Полинезии, а другой — культуру индейцев Америки. Когда они поделились друг с другом результатами исследований и речь зашла о системе цветонаименований, выяснилось, что в обеих культурах всего четыре термина для обозначения цвета: черный, белый, красный и желтый или зеленый. Культуры никогда не взаимодействовали, но находились на одинаковой ступени эволюции языка цветообозначений. Антропологи решили проверить, везде ли так происходит.

Оказалось, что все языки эволюционировали, наращивая названия цветов в одной и той же последовательности. Если в языке было всего два термина, это означало, что условно тьма отделялась от света: один термин использовался для обозначения всех светлых оттенков, другой — темных. Третьим появлялся термин, который обозначал все цветные оттенки, условно красный. Четвертым — желтый или зеленый. Пятым — синий. Шесть первых цветонаименований обозначали цвета, на которые реагирует наш зрительный нерв. На шестом и седьмом этапах добавлялись термины для обозначения смешанных цветов: коричневый, оранжевый, фиолетовый, серый, розовый, а в русском языке еще и голубой.

Все языки находятся на одной из семи стадий эволюции. Если в языке четыре термина для цвета, можно с 90%-й точностью предсказать, что это за термины.

Кстати, исследования древнерусских и древнегреческих источников (например, «Илиады» Гомера), показали, что в них упоминается очень ограниченное число оттенков.

ГЕНДЕР. Почему женщины называют больше цветов

Мужчины и женщины говорят о цвете совершенно по-разному. У нас заканчивается большой исследовательский проект, который это подтверждает. Женщины более изобретательны в отношении цвета, они подходят к цветонаименованию творчески, любят «рыночные» цвета, поэтические названия, метафоры. А мужчины стараются называть цвет очень просто. Мы предполагаем, что их сдерживает культура: мужчинам не положено «распоэзиваться» о цвете.

Есть две теории, которые могут объяснить гендерные различия в восприятии цвета. Представители теории, которую часто называют социобиологической, утверждают, что мозг мужчины и мозг женщины эволюционировали по-разному: мужчина формировался как охотник и добытчик, а женщина — как хранительница домашнего очага и собирательница.

Как это повлияло на зрение? Мужчине нужно было действовать как хищнику: видеть далеко вперед и замечать малейшие движения, ему не важно было, какого цвета добыча. Кстати, у животных-хищников цветовое зрение хуже, чем у человека, именно по этой причине. У человека три канала, мы трихроматы, а хищники дихроматы, потому что с точки зрения выживания им все равно, какого цвета добыча, они реагируют не на цвет, а на движение.

Она смотрела, хорошо ли ее ребенок себя чувствует, считывая малейшие изменения цвета кожи: побледнел, покраснел, позеленел, посинел

Женщинам важно было различать оттенки. На заре человечества, как утверждают антропологи, люди использовали в пищу больше тысячи видов растений, насекомых, мелких животных — за их поиск была ответственна женщина. Прежде всего она ориентировалась на цвет, чтобы определить зрелость плода или найти ягоды в листве. Как правило, это красные и оранжевые оттенки, которые и сейчас больше нравятся женщинам, чем мужчинам.

Кроме того, женщина постоянно наблюдала за реакциями своих детей, прежде всего кожными. Она смотрела, хорошо ли ее ребенок себя чувствует, считывая малейшие изменения цвета кожи: побледнел, покраснел, позеленел, посинел. Со временем у женщины развилась гиперчувствительность к этим оттенкам, она научилась различать больше теплых оттенков, чем мужчина.

В цветовом спектре есть зоны, которые считаются «трудными для называния», — в системе цветонаименований там образуются лакуны. Это как раз так называемые «цвета кожи» или телесные цвета. Если мужчине дать такие цветовые образцы и попросить их назвать, для него это будет пытка. Он скажет: это бежевый, это бежевый и это бежевый. А женщина увидит много разных нюансов.


О способности различать кожные реакции часто говорят, когда обсуждают вопрос, почему люди потеряли шерсть. Интерес к этой теории спровоцировала книга популярного американского нейробиолога Марка Чангизи «Революция в зрении». Он пишет, что наше цветовое зрение развилось по социальным причинам: у нас, в отличие от многих других животных, нет шерсти, и мы считываем эмоциональные реакции людей по изменениям цвета кожи.


На социобиологию часто ссылаются, но многие относятся к ней скептически.

Вторая теория объясняет гендерные различия тем, что стереотипы о цвете навязываются обществом. Когда мы узнаем, что женщина беременна, мы не можем представить себе бесполое существо и начинаем живо интересоваться, какой пол у этого ребенка. Уже в тот момент, когда мы пытаемся представить себе малыша, в нашем мысленном образе присутствуют цвета, закрепленные в нашей культуре за полом. Когда ребенок рождается, мы начинаем навязывать ему определенные цвета: одеваем его, покупаем игрушки, устраиваем комнату, в которой он воспитывается.

Представители этой теории изучали, как у маленьких детей растут предпочтения к гендерно-стереотипным цветам. Девочки, взрослея, начинают все больше и больше любить розовый цвет, а мальчики — голубой. Дальше на протяжении всей жизни соответствующую гендеру стратегию поведения поддерживают строгие социальные нормы. Мужчина не может купить себе розовый костюм и не хочет даже думать об этом, потому что розовый — не для мужчин. Связанные с цветом нормы зависят от культуры: в Китае розовый считается как раз мужским цветом.

ВОЗРАСТ. Как меняется восприятие цвета со временем

Сейчас уже доказано, что с возрастом стареют ткани глаза, сужается зрачок, становится меньше фоторецепторов. Желтеет хрусталик и становится более плотным. Способность хрусталика пропускать свет снижается с 95 % в возрасте 30 лет до 31 % — в возрасте 75. Кроме того, в пожилом возрасте меняются когнитивные функции: внимание, память, мышление. Пожилые люди хуже различают некоторые оттенки или видят их совершенно по-другому, хотя не осознают этого.

 

Сравнение цветовых образцов с тем, как их видят пожилые люди. Реконструкция на основе исследования малайзийских ученых

В одном большом проекте мы изучали цветовые ассоциации пожилых людей и проводили несколько экспериментов. Один был посвящен цветонаименованиям. Мы показывали пожилым людям цветовые образцы на экране компьютера, и они должны были подобрать для них названия. Они могли назвать любое количество оттенков, закончить эксперимент и ответить еще на ряд вопросов.

Во втором эксперименте мы просили пожилых людей сопоставить несколько десятков оттенков из специальной палитры с определенными понятиями — «антропологически значимыми концептами культуры». Например, с понятиями «дорогой» и «дешевый», «близкий» и «далекий», «теплый» и «холодный».

Третий эксперимент разработали японцы, и мы провели зеркальное исследование, чтобы сравнить результаты. На экране компьютера человеку показывали три дома: цвет домов справа и слева задавался автоматически, а центральный дом человек должен был «покрасить» сам, представляя, что дом принадлежит ему.

Мы заметили, что пожилые люди, присваивая цветам названия, гораздо чаще, чем молодые, использовали предметные ассоциации. Они сравнивали оттенки с природными объектами: цветом неба, земли, песка, глины. А молодые люди чаще использовали абстрактные ассоциации: цвет свежести, весеннего настроения, воодушевляющий цвет, королевский цвет.

Когда мы изучили перечни предметов, с которыми люди разного возраста сравнивают цвета, мы удивились, насколько бытие определяет сознание. Чаще всего люди описывают оттенки с помощью съедобных продуктов

На основе своих экспериментов мы разработали палитру для оформления цветовой среды для пожилых людей и решили, что каждый оттенок будет называться на их языке: у нас есть цвет сирени, цвет песка — сплошные предметные названия. В соответствии с этой палитрой уже перекрашен смоленский геронтологический центр «Вишенки».

Когда мы изучили перечни предметов, с которыми люди разного возраста сравнивают цвета, мы удивились, насколько бытие определяет сознание. Чаще всего люди описывают оттенки с помощью съедобных продуктов. При этом молодые, до 40 лет, сравнивают цвета со всевозможными сладостями: например, используют в качестве объектов для сравнения конфеты, коричневый сахар, сахарную вату, леденцы, жвачку, пастилу. Интересно, что некоторые из этих продуктов известны только в нашей культуре — например, зефир. Когда мы переводили статью на английский язык, потребовался длинный комментарий, чтобы объяснить иностранным читателям, что это такое. Зефир — продукт СССР, который традиционно окрашивался в бело-розовый, в других странах он не производился.

Пожилые люди гораздо чаще используют для сравнения овощи — все, что растет на приусадебном участке. В их ответах мы нашли все ингредиенты борща: свеклу, морковь, капусту, картофель — что для меня, кстати, было удивительно, я думала, что с картофелем никто цвет сравнивать не будет. Они сравнивали оттенки с горохом, редисом, тыквой — в общем, использовали некий «растительный код».

Как формируется система русских цветонаименований? Сначала появляется сравнение — «цвета моркови». Потом слово «цвет» убирается, остается просто «морковь». А дальше, когда сравнение окончательно приживается в качестве цветонаименования, начинает использоваться прилагательное — «морковный». Не для всех цветов образуется такая форма. Поэтому люди продолжают сравнивать цвета с привычными предметами, которые первыми приходят на ум: сладости наполняют жизнь людей молодого и среднего возраста, а овощи — это повседневность пожилых.

КУЛЬТУРА. Как в обществе циркулируют цветовые символы

Если собрать вместе все перечисленное, это и будет культура. Культура — это «рассол», в который мы помещены и из которого никуда не можем деться. Мы подчиняемся нормам, которые сложились под воздействием всех факторов: природы, языка, возраста, пола. В культуре формируется «архив цветовых символов», которым мы пользуемся, не всегда осознанно. Это коллективное знание, которое хранится во «внешней памяти» культуры. Все используют эти символы, но никто не знает всех значений целиком. Каждый человек в отдельности не хранит их в своей памяти.

В нашей культуре запущены и циркулируют символы, они все время через нас проходят. И когда мы хотим выразить некое значение с помощью цвета, мы роемся в этом «архиве культуры» и берем что-то оттуда, осознаваемое или неосознаваемое. Мы не всегда отдаем себе отчет, почему мы это выбрали.

Мы используем цветовые символы, чтобы манипулировать впечатлениями других людей, передавая им с помощью цвета разного рода сообщения. Например, когда мы собираемся на собеседование, выбираем себе вещи из гардероба или разрабатываем логотип, мы стараемся прежде всего учесть, как это воспримут другие, — для нас их мнение очень важно. Для этого мы используем «архив культуры» и пытаемся подобрать в нем подходящее значение.

Нельзя сказать, что все предопределено культурой или что все значения универсальны. Естественно, у нас есть и свое индивидуальное понимание цвета. Наш субъективный опыт, связанный с цветом, может перестроить всю систему ассоциаций.


Многозначность цветовых символов хорошо рассматривать на примере флагов. Синий, например, повторяется в наибольшем количестве флагов мира, но у него всегда разное значение, понятное в конкретной культуре. Он символизирует свободу, объединение, принадлежность к большому целому и многие другие ценности.
Взять, к примеру, российский флаг. Большинство людей хорошо представляют себе российский флаг и скажут, что он включает белую, синюю и красную полосы. Но если задать им вопрос, уверены ли они, что это синий, а не голубой, оказывается, что они совершенно не уверены. И это неслучайно.

Изначально этот цвет в российском флаге назывался лазоревый. За синим цветом в русской культуре было закреплено много значений с негативными коннотациями: он использовался в траурных костюмах, наделялся магическими свойствами, ассоциировался с водой — местом, где таятся злые, враждебные силы. В качестве альтернативы для обозначения оттенков из той же части спектра, но с положительными коннотациями, со временем появился другой термин — лазоревый, или лазурный. Потом его сменило цветонаименование «голубой», которое, по одной из версий, образовалось от сравнения с цветом перьев на голубиной шее.
Сейчас во флаге законодательно закреплен синий, даже прописан его номер по каталогу цветов Pantone. Тем не менее триколоров с голубым цветом в интернете до сих пор очень много.


УНИВЕРСАЛЬНЫЕ ЗНАЧЕНИЯ

Первая и главная универсалия — люди разных культур делят цвета на теплые и холодные. В этом у нас есть удивительное единство. Красный, оранжевый, желтый — теплые цвета, а зеленый, синий, фиолетовый — холодные.

Вторая универсалия — эмоциональные значения цвета. Даже несмотря на различия в восприятии желтого, все равно за ним закреплена ассоциация с радостью. Красный ассоциируется с любовью и гневом практически во всем мире. Черный — с грустью, страхом, ненавистью. Розовый — с удовольствием. Серый — с разочарованием. Эти общепонятные эмоциональные значения цвета дополняют длинный ряд универсалий, которые люди разных национальностей понимают без перевода: мы узнаем эмоции по выражению лица, по мелодии музыки и тембру голоса.

Наш эксперимент подтвердил, что большинство эмоциональных реакций на цвета универсальны, но есть и важные различия. Например, цвет грусти в нашей культуре — черный, у греков — фиолетовый, а у китайцев — белый. Дело в том, что в этих культурах три разных цвета сопровождают похороны, и, как показало наше кросс-культурное исследование, это очень сильно влияет на связанные с ними эмоциональные ассоциации.

Третья универсалия — описание цвета через ассоциации с «показаниями» других органов чувств. Мы воспринимаем цвет с помощью зрения, но говорим, что цвет «кричащий», а это уже звук. Или «цвет шероховатый» — это тактильное ощущение. Такие сравнения тоже обладают удивительной повторяемостью по всему миру.

 

Итак, мы разобрались с тем, как мир влияет на наше восприятие цвета. Теперь рассмотрим, как цвет влияет на наше восприятие мира.

 

Как цвет влияет на ощущение тяжести предмета

Доказано, что цвета имеют разный «вес». Как это обнаружили? Руководитель одного американского предприятия заметил, что его рабочие, которые разгружали товары, в какие-то дни уставали сильнее, чем в другие, хотя переносили одинаковое количество груза. В эти дни они разгружали ящики черного цвета.

У психологов закралось подозрение: вдруг цвет действительно так сильно влияет на ощущение тяжести? И они провели эксперимент: сделали одинаковые по форме коробки, специально отошли от привычных мер веса вроде килограмма или унции, наполнили каждую коробку тремя килограммами разных вещей и пригласили участников, чтобы они определили, сколько, по их мнению, весит каждая коробка. Выяснилось, что черные коробки кажутся людям примерно в два раза тяжелее. На втором месте оказался красный цвет, на третьем — серый. Самым «легким» был белый: люди безошибочно определяли, что в коробке около трех килограммов. Второй по степени «легкости» после белого — желтый.

Сейчас этим пользуются маркетологи. Если раньше они использовали более объемную упаковку, несколько слоев бумаги и воздух, чтобы убедить покупателя, что в пачке больше продукта, то сейчас упаковки красят в «тяжелые» цвета. Черная упаковка, по сравнению с белой, кажется тяжелее, массивнее.

 

Как цвет влияет на вкусовые ощущения

Недавно мы начали исследование, посвященное пищевым красителям. Оказывается, человек начал применять колоранты еще 3500 лет назад. Древние египтяне подкрашивали сладости, а древние греки — вино.

Сначала эксперименты с цветом еды были относительно безобидными, потому что в качестве колорантов использовались вещества природного происхождения. Ситуация изменилась в XIX веке, когда и продукты, и пищевые красители стали производиться промышленным способом. Сейчас законы должны сдерживать использование красителей, потому что производители пытаются изменить цвет практически всех продуктов, которые можно купить в магазинах: колбасы, сыра, молока, сливочного масла и т. д. Мы выбираем глазами, поскольку редко можем потрогать или понюхать продукт — все скрыто за упаковкой. И производители стремятся привлечь нас прежде всего цветом. Мы реагируем на него, и эти связанные с едой механизмы тоже универсальны.

Интересно, что с точки зрения предпочтительного цвета люди делят еду на два типа: первый тип — это так называемая «нормальная еда», а второй — «еда для удовольствия». Чтобы люди купили «нормальную еду», маркетологи стараются создать иллюзию, что это «экопродукт», натуральный, не содержит красителей, хотя часто он все равно содержит. А чтобы заставить нас купить «еду для удовольствия», нужно, наоборот, окрасить еду в ненормальный цвет. Это, например, напитки, которые технологически бесцветны, но их красят в нереальные цвета, или сладости, мороженое, пирожные, разноцветные макаруны.

Эксперименты показывают, что если дать человеку попробовать один и тот же напиток, окрашенный в разные цвета, и спросить, какой он на вкус, он выдаст множество разных реакций. Он скажет, что это вишня, а это манго, а это однозначно яблоко. Цвет создает иллюзию: человек искренне почувствует этот вкус. Сейчас это используется для управления потребительским поведением.

 

Как цвет воздействует на пульс и дыхание

Согласно американскому исследованию, если расположить цвета на оси координат в порядке убывания длины волны (от красного к фиолетовому) и построить график воздействия на пульс и дыхание, получится U-образная кривая. Самые возбуждающие — красный и фиолетовый. Самые успокаивающие — желтый и зеленый. При этом график цветовых предпочтений будет иметь форму прямой — синий и фиолетовый кажутся людям самыми привлекательными.

Важно понимать, что любая физиологическая реакция на цвет кратковременна. Человек быстро адаптируется к его воздействию. Американцы, которые отстаивают идею влияния цвета на пульс, говорят, что это происходит только в первые секунды. Если же человек долго находится в этих цветовых условиях, то все нормализуется и человеческий мозг перестает реагировать на эту информацию.

 

Как цвет влияет на восприятие времени

В Англии есть лаборатория по изучению цвета, которую возглавляет профессор Бо Лотто, автор книги «Преломление: наука видеть иначе». Он экспериментально проверил гипотезу о том, что если поместить людей в «стерильные условия» одного цвета, в кабинки с однотонными стенами, и сравнить воздействие синего и красного, то восприятие времени будет разным.

Бо Лотто предположил, что, так как красный считается агрессивным, человек захочет поскорее высвободиться из этой кабинки и ему будет казаться, что одна минута прошла быстрее. Оказалось все с точностью наоборот. Эксперимент подтвердил, что время течет по-разному, но быстрее — в кабинке с синими стенами: люди говорили, что одна минута закончилась, в среднем на 11 секунд раньше, чем в красной кабинке.

 

Противоречия в стереотипных представлениях о цвете и научных данных — на примере красного цвета

Когда мы встречаем какое-то утверждение о цвете, как правило, это очень сильное обобщение, — к нему так и надо относиться. Стереотипы закрепляют определенное значение за тоном: скажем, красный ассоциируется с любовью. А ведь у красного миллион оттенков, светлые и темные, яркие и блеклые, и каждый из них может вызывать совершенно разные реакции.

Считается что красный цвет действует возбуждающе. Это справедливое утверждение, но действие красного цвета зависит от контекста и может коренным образом меняться.

Красный цвет приносит победу. Исследования показывают, что спортивные команды, которые при жеребьевке получают красную форму, выигрывают чаще. Американские ученые объясняют это тем, что у них снижается уровень кортизола, гормона стресса, и повышается уверенность в себе. Если человек одет в красное, он чувствует себя лучше, поэтому ведет себя по-другому.

Женщины в красном кажутся мужчинам более привлекательными, даже мужчины в красном кажутся женщинам более привлекательными, это тоже подтвержденный факт. Но если брать кандидата, который приходит устраиваться на работу в красной одежде, то его оценивают как человека, не способного к карьерному росту, хотя ничего в принципе не изменилось.

Красный цвет мешает сконцентрироваться. Ученые проводили эксперимент, в котором студентов приглашали якобы писать тест IQ и давали им формуляры. В одних формулярах номер на титульном листе был написан красной ручкой, в других — зеленой или черной. Оказалось, что люди, которые подверглись такому кратковременному воздействию красных цифр, выполняли тест быстрее, но совершали больше ошибок. Это подтверждали и другие похожие эксперименты.
Получается, что если где-то вводят дресс-код, то красный цвет лучше исключить. Например, преподавательница в красных бусах или даже с красными ногтями гипотетически может отвлекать студентов и мешать им в достаточной степени сконцентрироваться.

Красный цвет вызывает аппетит. Под влиянием этого исследования была тенденция красить стены кафе в красный цвет. Но в последнее время кафе и особенно ночные клубы активно перекрашивают в радикальный синий. Когда у вас стоит цель привлечь клиента, важно понимать, чего вы от него хотите: чтобы он пообедал и ушел или чтобы он остался надолго и веселился? Красный действительно повышает аппетит, но от него человек устает и долго в таком помещении находиться не захочет. Если нужно, чтобы человек сидел долго, покупал напитки, общался и танцевал на дискотеке, надо выбирать синий. Синий, похожий на цвет раннего утра, оказывает на нас будоражащее действие, помогает нам сохранять активность.

Любой цвет оставляет после себя «цветовой след» — послеобраз. Если мы посмотрим на лампочку и переведем взгляд на белую стену, то увидим ее «отпечаток». Точно так же мы видим «отпечаток» любого крупного окрашенного предмета. Cо студентами мы проводим такой эксперимент: я показываю им на слайде четыре прямоугольника, они смотрят на них несколько мнут, потом я включаю пустой белый слайд, но студенты этого не замечают. Когда я спрашиваю их, что они видят, они говорят: «Прямоугольники». Только через несколько минут эффект проходит, и студенты понимают, что на слайде ничего нет, — когда фоторецепторы успокаиваются, цветовой след пропадает.

Эксперимент с послеобразом объясняет, почему хирурги носят зеленую или голубую форму. Каждый цветовой след окрашен в так называемый дополнительный цвет — цвет, который при смешении с данным дает черный. Дополнительными будут оранжевый и голубой, красный и зелено-голубой, пурпурный и зеленый и др.

Изначально одежда медиков была белой. Но в начале ХХ века стали проводить исследования, которые показали, что это неправильно. Дело в том, что кристально белый может на несколько секунд ослепить хирурга, если он переведет взгляд с темного цвета крови на халаты коллег. То же самое мы испытываем, выйдя из дома на улицу и посмотрев на снег в солнечный день. Зеленый и синий в цветовом спектре противоположны кроваво-красному, на который во время операции непрерывно смотрят хирурги. Поэтому форма врачей в операционной именно такая.

Реакции на цвет бывают физиологические и психологические, обусловленные культурой и универсальные, осознаваемые и неосознаваемые. Все они изучаются по-разному. Всегда, когда мы говорим о цвете, важно указывать на источник информации и конкретизировать, в каком контексте мы рассматриваем тот или иной цвет.

 

  • 24
    Поделились
Поддержите thesismedia.ru на Patreon!

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ