Thesis

Как все устроено

Голливуд под цензурой: как в американском кино 40 лет запрещали поцелуи и насилие

Игорь Ефремов — о спасении общественной морали с помощью цензуры в кино

Я исследую

«Когда я туго затягиваю пояс, я сразу как-то выпрямляюсь»

Этномузыколог Нина Вагайцева — о лирических песнях Новосибирской области, современном фольклорном сообществе и пользе традиционной культуры в повседневной жизни

Культурный код

«Евангелие от Демьяна»: как советская власть использовала поэтов, кинорежиссеров и карикатуристов в антирелигиозной пропаганде

Игорь Ефремов — о длительном и безуспешном противостоянии советского массового искусства и религии

Интернет, память, воображение

От полки с грамотами до сохранёнок ВКонтакте: как мы (за/в)споминаем свою жизнь с помощью вещей офлайн и онлайн

Исследовательница памяти Аня Щетвина — о топографии воспоминаний, иллюзии застывшего прошлого и границе между вещью и не-вещью

Как все устроено

Практики странного поведения: перформанс, реэнакмент и ключевые имена в истории performance art

Елена Погорелова — о версиях происхождения перформанса, его отличиях от сценического искусства и главных работах XX века на Западе

Я делаю

«Учим резидентов понимать свой контекст»

Основатели арт-резиденции «Сильно» в Дагестане — о погружении в местные ремесла, междисциплинарности и переосмыслении жизни

Я делаю

«Польза от танца — накопительная»

Со-кураторы студии перформативных искусств «Сдвиг» — о горизонтальном управлении, танцевальном коворкинге, экспериментах и трансдисциплинарности

Я пишу

Где послушать современную поэзию

Литературные вечера, слэмы, критические объединения и культурные проекты в разных городах России

Как все устроено Контекст

Без героя: новейшая русскоязычная драматургия

Театровед Евгения Ульман — о растерянном человеке, вечном подростке и кризисе идентичности