«Это переживается, как большая уверенность»

«Партнерство равных» — первая в России автономная некоммерческая организация, которая занимается поддержкой пациентских сообществ и объединяет активистов в сфере психического здоровья, ВИЧ-инфекции и гепатита С. Bipolar Fest, организованный «Партнерством равных» и ассоциацией «Биполярники» в 2019 году, стал крупнейшим в стране событием по теме биполярного расстройства. А в 2020-м «Партнерство равных» получил президентский грант на создание первого в России руководства по ведению групп поддержки для людей с депрессией и биполярным расстройством. «Тезис» поговорил с директором «Партнерства равных» Анастасией Петровой о том, что такое группы взаимопомощи, почему для человека с психическим заболеванием важна активная жизненная позиция и как собственный опыт переживания депрессии помогает в работе психологом.

  • 2
    Поделились

Анастасия Петрова

Анастасия Петрова — директор АНО «Партнерство равных», психолог, выпускница кафедры дифференциальной психологии и психологии развития психологического факультета СПбГУ, Института психотерапии и консультирования «Гармония», а также программы повышения квалификации в области когнитивно-поведенческой терапии. Проводит консультации в Петербурге и по скайпу, организует прямые эфиры о депрессии и биполярном аффективном расстройстве (БАР), а в группе рассказывает о том, как принять свой диагноз, о тревоге, самокритике, карьере и отношениях. «Партнерство равных» занимается просвещением в области психического здоровья, сотрудничает с европейскими организациями Europe Platform on Rehabilitation и Mental Health Europe, ведет бесплатные группы поддержки для сотрудников НКО.

 В Международный день биполярного расстройства, 30 марта, ты написала на своей странице, что БАР  диагноз, который определил твою жизнь: привел тебя к психоактивизму, подарил единомышленников и вдохновил на создание «Партнерства равных». Когда ты поняла, что хочешь заниматься именно БАР и аффективными расстройствами?

 Тому было две предпосылки. Первая заключалась в том, что с 2013 года я работала в сфере здравоохранения, а именно профилактики и лечения ВИЧ, и участвовала в проектах, где пациенты друг другу помогали, проводили своими силами группы поддержки и даже крупные международные исследования. Надо сказать, что в сфере ВИЧ пациентские сообщества очень сильные, сплоченные, к ним прислушиваются. Году в 2016 я как психолог подумала: «Черт, а почему в сфере психического здоровья не так?» На тот момент люди с психическими заболеваниями в нашей стране были разрознены и стигматизированы. Это при том, что распространенность заболеваний психики гораздо выше! По данным Всемирной организации здравоохранения, депрессия, например, уже на первом месте по причинам нетрудоспособности в мире. Ею болеют до 20% людей. А пациентских сообществ, некоммерческих организаций, которые помогают людям в депрессии, нет! Вот я и решила выбрать эту специализацию, расширив до аффективных расстройств в целом. Сейчас мы расширяем свою деятельность и также помогаем людям с пограничным расстройством личности.

Вторая предпосылка более личная, ведь я тоже оказалась в числе этих двадцати «депрессивных» процентов. В 2015 году после расставания с партнером я долго не могла пережить утрату. На протяжении полугода я была подавлена и не видела смысла ни в чем, просыпалась рано утром и не могла уснуть, отношения с друзьями испортились, я почти не могла работать. Будучи психологом, я обращалась к лучшим специалистам в нашей области, но проходили месяцы, а мне становилось только хуже  пока почти случайно я не встретила своего психотерапевта. Мы вместе работали в одной клинике, и когда я обратилась к ней с вопросом, она ответила что-то вроде «ну наконец-то». Так я узнала, что у меня субклиническая депрессия и простых психологических мер мало. Мне потребовалась помощь врача.

Теперь помогать людям, которые сталкиваются с похожими проблемами, мне как активисту и психологу легче и приятнее. Так мой профессиональный опыт встретился с личным, и в 2018 году появилось «Партнерство равных». Сейчас мои клиенты  это в основном люди с депрессией, биполярным расстройством. Поэтому аффективные расстройства во многом определили мою жизнь, причем не только профессиональную. У меня появилось много друзей, единомышленников с аффективными расстройствами, и это очень дорогие моему сердцу люди.

Анастасия рассказывает о «Партнерстве равных» на конференции «Психическое здоровье человека и общества» в МГУ

 Что такое биполярное расстройство и как отличить его от других заболеваний?

 Биполярное аффективное расстройство  это хроническое психическое заболевание, которое характеризуется скачками настроения, сменой периодов эйфории и депрессии. В депрессии человек подавлен, чувствует апатию, невозможность получать удовольствие, переживает потерю смысла жизни, падает его самооценка, нарушается сон. В мании же  наоборот, человек находится в состоянии эйфории, повышенной активности, работоспособности, сексуальности, но у него снижены потребность во сне и концентрация внимания. Скачки продолжаются всю жизнь, но распознать наличие БАР не так просто, потому что это психическое заболевание с психологическими симптомами. Долгое время «биполярник» может списывать перепады настроения на те или иные события в жизни. Хотя, если присмотреться, события только следуют за скачками, а не определяют их.

Часто такой человек может быть хорошо адаптирован в обществе, иметь высокий социальный статус и уровень интеллекта. Смена состояний у каждого по-разному проявляется. Кто-то может большую часть времени быть в депрессии, кто-то в мании (гипомании). Существуют разные виды БАР, это всего лишь одно из аффективных расстройств. Поставить диагноз может только врач-психиатр.

 Как вы с коллегами пришли к созданию «Партнерства равных»?

В 2016 году я познакомилась с Машей Пушкиной  основательницей ассоциации «Биполярники». Это пациентское движение, которое объединяет людей, затронутых аффективными расстройствами, их близких и всех, кто их поддерживает. Оно неофициальное, незарегистрированное, это просто объединение волонтеров, активистов, которые считают важным говорить об этой проблеме и менять отношение общества к ней.

Имея опыт работы в НКО, я стала думать о том, как хорошо было бы иметь организацию, которая помогала бы переводить активизм в профессиональные социальные проекты, писать гранты, получать финансирование. Так родилась идея зарегистрировать «Партнерство равных»  поддерживающий центр, «ресурсную площадку», которая будет помогать пациентским сообществам в сфере психиатрии.

Команда «Партнерства равных»

 Какая философия заложена в название «Партнерство равных» и почему для вас это важно?

 В название заложена философия подхода «равный  равному». Он берет свое начало в сфере образования и касается того, что знание легче передается не сверху вниз, а из рук в руки. Мы можем это знать по своему школьному опыту: когда нам какую-то информацию объясняет одноклассник или друг, подруга, ее легче воспринимать.

В конце XX века мир потрясла эпидемия ВИЧ/СПИДа. Встал вопрос, как заниматься профилактикой, при том что ВИЧ является риском для очень закрытых групп  мужчин, имеющих секс с мужчинами, наркопотребителей, секс-работников. Тогда подход «равный  равному» стали применять в сфере здравоохранения. В закрытых группах искали активистов, которые заботились бы о своем здоровье и помогали эту информацию передавать таким же, как они,  равным. Этот поход показал высокую эффективность в вопросе профилактики ВИЧ. Мы уверены, что принцип «равный  равному» применим и к сфере психиатрии, наш опыт это доказывает. Пациенты с психическими расстройствами могут дать друг другу очень многое: поддержку, принятие, обмен опытом жизни с болезнью. Это общение часто бывает спасительным, ведь на грани суицида легче позвонить именно «равному»  тому, кто поймет.

Подход «равный  равному» дает мощный поддерживающий ресурс, усиливает потенциал каждого человека в отдельности и сообщества в целом. Поясню. Если есть эксперт, будь то врач или психолог, он оказывает свои услуги, поддерживает пациента  это, конечно, очень важно и нужно. Но зачастую в этих отношениях происходит «вертикализация», власть распределяется неравномерно. Эксперт  активное начало коммуникации, а пациент оказывается в пассивной позиции. К чему приводит пассивная позиция? К меньшей ответственности за себя. Поэтому профессиональную помощь полезно совмещать с поддержкой горизонтального плана, когда поддержка идет не сверху вниз, а передается на одном уровне.

Когда удается увидеть и услышать людей, которые переживают что-то подобное, это совершенно другой опыт поддержки, который в кабинете психолога не получить

Мы равны друг другу. А если мы равны, то каждый ответственен за свою жизнь, за свое здоровье. Это помогает каждому в большей степени реализовать свой потенциал, «подогреть» активную жизненную позицию. Когда удается увидеть и услышать людей, которые переживают что-то подобное, это совершенно другой опыт поддержки, который в кабинете психолога не получить. У нас столько вертикальных институтов в мире, что эти росточки пациентских сообществ в сфере психиатрии только-только начали прорастать. И «Партнерство равных» призвано эти росточки поддержать.

Фото из личного архива Анастасии Петровой

 Чем конкретно занимается «Партнерство равных», какие мероприятия вы организуете?

 На данный момент основной проект  это «Равная поддержка»*: мы пишем руководство по ведению групп взаимопомощи. К счастью, в стране в последнее время появляется все больше таких групп, когда люди собираются и обмениваются опытом жизни с диагнозами. Пока это происходит немножко хаотично, интуитивно, возникает много вопросов по поводу того, как вести группу, как не выгорать, какие должны быть правила, как вообще все это организовать. И мы решили этот опыт обобщить, описать и подарить сообществу в виде некой методологии. Группе, которую я курирую, скоро будет два года, и за это время, может быть, пару раз было такое, что встреча не состоялась по причине отсутствия участников. Всегда есть люди, которым нужна поддержка, и это очень важная тема.

Еще мы проводим интервизии для активистов, которые ведут группы взаимопомощи. Это возможность созвониться, обменяться опытом о том, как справляться со сложными ситуациями, которые возникают в ходе группы. Сейчас, во время пандемии, мы запустили группы взаимопомощи и для сотрудников НКО. Они проходят по понедельникам.

Помимо этого, мы помогаем сообществам организовывать так называемые «Школы пациента». Это лекция, встреча со специалистом, и подход «равный равному» здесь реализуется в том, что все делается силами самого сообщества. Например, сообщество приглашает того доктора, которому оно доверяет, готовит все самостоятельно, прописывает вопросы. На «Школу пациента» иногда приходят сами пациенты и рассказывают про свой личный опыт. Сейчас мы это делаем в основном по теме БАР, совместно с ассоциацией «Биполярники», но есть планы делать «Школы пациента» по теме пограничного расстройства личности, депрессии и других диагнозов.

Более творческим проектом, который мы реализовали, был концерт «Музыка против депрессии». Его тоже сделали активисты своими руками. Интересно, что музыканты подобрались так или иначе знакомые с опытом депрессии. Это была попытка заявить о важности проблемы, и мы собирали средства, чтобы поддерживать группы взаимопомощи среди пациентов.

Концерт «Музыка против депрессии»

Самое масштабное мероприятие, которое мы организовали,  это Bipolar Fest. Он прошел в Санкт-Петербурге в 2019 году, в День биполярного расстройства, в день рождения Ван Гога. Он включал в себя как лекции психиатров, так и выступления самих биполярников, а также «Живую библиотеку» и выставку художников с БАР. Сделано это было руками волонтеров, активистов, и мы не ожидали, что он вызовет такой общественный резонанс, мы думали, что придет человек восемьдесят, мы поговорим про БАР и разойдемся. Пришло 250 человек. Это нас удивило и очень порадовало.

 На своей странице ты писала: «Иногда меня обвиняют в романтизации БАР. И да, пожалуй, я романтизирую. Для меня люди с аффективными расстройствами  бойцы невидимого фронта и немного герои». Расскажи об этом. Люди с БАР  какие они для тебя?

 В обществе есть две крайности. Одна из них  стигматизация, когда люди с психическими заболеваниями вообще не принимаются обществом, вызывают страх. Если мы говорим про БАР, то раньше такого диагноза не существовало, это «свежая» формулировка. Был диагноз «маниакально-депрессивный психоз». Звучит очень страшно, ужасно, сразу возникает ассоциация с маньяками, которые где-то там в лесу бегают. И многие до сих пор так относятся к людям с психическими расстройствами. Другая крайность  романтизация. Это ассоциации биполярников с Ван Гогом, с творческими ищущими людьми. Конечно, нужно признать, что истина где-то посередине.

Среди людей с БАР я мало видела таких «успокоившихся» в плане поиска истины, поиска смысла

Выбирая между стигматизацией и романтизацией, я выбираю романтизацию. Я уже сказала, что у меня много близких друзей и знакомых с БАР, и для меня это люди чаще всего глубокие, глубоко проживающие действительность, очень по-своему, очень индивидуально. То, как они видят реальность, мне часто созвучно. Среди людей с БАР я мало видела таких «успокоившихся» в плане поиска истины, поиска смысла. Это постоянная рефлексия по поводу того, ради чего все это, активная деятельность по тому, чтобы привести свою жизнь в соответствие со своими идеалами.

Но БАР  это все-таки заболевание, то есть не здоровое функционирование психики. Чем психическое расстройство отличается от нормы? Оно искажает реальность. Конечно, никто из нас не знает, какова реальность на самом деле и чья реальность лучше. Но есть такое представление о реальности, которое приносит человеку меньше всего страданий,  адаптивное, функциональное. Именно поэтому БАР считается диагнозом: людям назначаются препараты, для того чтобы их восприятие реальности не приносило им столько страданий.

Фото из личного архива Анастасии Петровой

 Еще ты ведешь группы танцевально-двигательной терапии  что это за направление?

 Я провела всего несколько занятий такого рода, но есть желание к этому приступить в течение полугода. Наши тело и психика очень связаны, и есть практики, которые направлены на изменение физического состояния, но они работают и на психическом уровне тоже. Это скорее мое хобби, потому что я сама занимаюсь различными видами телесных практик. Я очень люблю танцевальную импровизацию, контактную импровизацию, такое направление как соматика, которое позволяет в контакт со своим телом прийти. Я занималась contemporary до карантина довольно активно. Танец  это моя личная большая любовь. Пока он не соединился с моей профессиональной жизнью, но есть некоторые задумки.

Есть люди, которые не знают, зачем они живут, в чем смысл, и им нормально с этим. Мне никогда не было с этим нормально. Меня это всегда тревожило

 Как твой собственный опыт переживания депрессии помогает тебе в работе психолога?

 Поскольку одним из важнейших инструментов психотерапии можно назвать эмпатию, то, конечно, собственный опыт депрессивных переживаний помогает мне почувствовать изнутри, что происходит с человеком, который приходит ко мне на консультацию. Это помогает включить мой любимый подход «равный  равному» в терапевтическую практику. Понятно, что я выступаю в роли эксперта, но в моменты, когда клиент делится со мной своими переживаниями, я могу смотреть не только сверху вниз, как на объект исследования, и раскладывать по полочкам, что и как он говорит, но и слышать на уровне человека, которой тоже переживал подобное. Есть очень вдохновляющее высказывание персидского поэта Руми: «Через трещины в нас проникает свет». Это красивая метафора о том, что собственные эмоциональные раны помогают нам становиться более гибкими, принимающими, способными вставать на место другого человека. Мне кажется, это самый естественный способ прийти к помогающей профессии.

 А как работа психолога и работа в проекте «Партнерство равных» помогла тебе самой, изменила тебя?

 Ты знаешь, у меня сейчас есть ощущение, что я на своем месте в этом мире. До этого был поиск: кто я, зачем я, нужна ли я, зачем я нужна. И я металась. А сейчас как будто это про то, что я себя нашла. Это переживается, как большая уверенность  в себе, в жизни, в своих ценностях. Есть люди, которые не знают, зачем они живут, в чем смысл, и им нормально с этим. Мне никогда не было с этим нормально. Меня это всегда тревожило. А сейчас меня разбуди ночью  я скажу, что мной движет и к чему я иду. Поэтому, наверное, «Партнерство равных» и моя психологическая практика помогли мне найти себя.

* Проект реализуется с использованием гранта Президента Российской Федерации на развитие гражданского общества, предоставленного Фондом президентских грантов. Руководство будет доступно бесплатно онлайн в конце 2020 года.

  • 2
    Поделились
Поддержите thesismedia.ru на Patreon!

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ